Николай Осадчий (niosa) wrote,
Николай Осадчий
niosa

По краешку Белоруссии. Отчет с подписями от фотографий

По воле обстоятельств в эти праздники фотоаппарата со мной не было, так что фотоотчет не складывается. Зато имеются подписи к фотографиям, на которых должны быть отображены места из Псковской и Смоленской областей у нас, а также Витебской в Белоруссии. На все про все – 3 дня: 12-14 июня и пять велосипедов.

Великие луки, суббота, 8 утра. За время, пока поезд дежурит на вокзале (целых 2 часа), можно успеть обегать кусочек городка. Утром здесь еще пустынно и слегка ветрено. Вдоль вокзальной улицы стоят в меру обшарпанные, в меру нестриженные сонные многоэтажки, а рядом уже начинается слой пятиэтажек и одноэтажных построек. Примерно посередке красуется недостроенный оранжевый молл, отголосок докризисного бума, издали похожий на промышленный ангар. Где здесь растут те самые Луки, не совсем понятно, да и почему они такие великие — тоже. Нам луки тоже нужны, но прежде — гречка, тушенка, и еще какой-нибудь крем от солнца, на всякий случай — гуляем. Вообще, попадая в такие невеликие, вроде бы, места, нередко задаешься одним и тем же вопросом: готов ли ты здесь остаться жить, без суеты, духоты и разных незнакомых лиц. Потом размышляешь над ним до самого вокзала, а когда приезжаешь в следующий городок, снова спрашиваешь себя о том же самом. Так складываются знакомства с большинством городков: утром, либо вечером, и редко знакомство длится дольше, хотя утром и вечером это могут быть совсем разные места. И всегда, если к моменту отхода поезда ты опять находишься на вокзале, значит ответ ясен: едем дальше. На сей раз едем в Пустошку. Просто нам казалось, что если хочешь доехать до Смоленска за 3 неполных дня, то Пустошка — самое подходящее место для начала.

Окрестности Пустошки, суббота, полдень. Велосипеды в сборе, отчаливаем со станции. Почти сразу кругом начинаются богатые пейзажами места. В основном благодаря рельефу, состоящему из часто-часто идущих холмов, покрытых сосновым лесом. Между ними петляет грейдер и просачиваются неглубокие подболоченные озера с кувшинками. Особенно далеких видов не наблюдается, но зато чертовски уютно небольшим деревушкам, иногда встречающимся вдоль дороги. А дороги разные. Приличные, если покрытие — гравийный щебень, и не очень — когда песчаные лесовозки, где вязнут шины великов. Бывают и очень неприличные. Возле озера Лешни приходится драться по кустарнику и переходить топкий ручей по березовому бревнышку (мостик на карте к югу от озера). Но этот спецэтап тянется не длиннее километра, а с двух концов к нему подходит хорошая дорога и еще одна, — не очень, но для велосипеда обе вполне пригодные. Видимо и для леших тоже.

К югу от озера Язно, 14:00. Постепенно становится жарко, слепни, под ногами песок очередной не очень приличной лесовозки. По ней пытаемся просочиться в Белоруссию, но после 2-х километров, частично пешком, решаем вернуться к шоссе на Невель. Вообще, дальше должно быть красиво — сосняки, рельеф, многочисленные озера. Но это через 16 км, а сейчас песок и слепни. Этот район, где речка Уща на границе двух государств превращается в речку Дриссу, нужно будет как-нибудь осмотреть подробнее, но либо в более мокрую погоду, либо в менее велосипедный поход.

Срезка от шоссе на Невель между деревнями Ловец и Петюлино, 18:30-21:30. Машин на шоссе совсем мало, но нам все же желательно вернуться к основному маршруту, к понятным и просчитанным дорожкам, причем максимально велосипедным способом. Карта, как обычно, рисует множество вариантов, как это сделать на местности, но карта это же не совсем местность. На нашей местности нарисованная грунтовая дорожка с мостиком и двумя бродами выглядела так. Асфальтовое покрытие до ближайшей деревни сменилось примятой колесами заросшей колеей, а мостик через Вонству заменился на брод глубиной 1,5 м. За ним последовал еще один заросший ольхой брод и 2 км по полям с красивыми белыми и синими цветами, высотой около 1,5 м кишащими летучими кровососами длиной около 1,5 см. Зато после нас здесь осталась вполне приемлемая дорожка среди цветов, почти как на карте и некоторое количество израсходованных кровопийц. Итого, на взятие 5 км ушло 3 часа, при этом полегло 2/5 боевого состава. Оставшиеся здесь на ночлег Коля с Наташей на следующее утро укатили к Невелю прямой дорогой, и снова мы встретились уже в Смоленске.

Трасса в Витебск, утро и день воскресения. Число людей и времени для новых попыток перелазов уменьшилось, так что попадать в Белоруссию все-таки пришлось не как планировали, а «официальным» путем, то есть по трассе из Пскова. Граница здесь открыта для велосипедистов насквозь, хотя и приходится преодолеть несколько КП, где все равно никто не смотрит на документы. Шоссе не бойкое, но все же время от времени шуруют трейлеры, постреливая щебенкой из-под колес. Для них по обочинам расставлены киоски, предлагающие всевозможные «зеленые карты» и полисы. С белорусской стороны все выглядит примерно так же, как и с российской, хотя и не совсем так же. Дорога вроде стала немного похуже, поребристее, зато заборчики по сторонам — опрятнее и симпатичнее, раскрашены под цвет нац. флага. Местные разъезжают взад-вперед на исторических велосипедах, без передач и прочих лишностей, зато практически вечных. А еще, как ни странно, с белорусской стороны не возникает или во всяком случае слабее ощущение пустоты (дикости, глухости, если желаете), чем с нашей стороны границы. Здесь больше засаженных полей, больше движущейся техники, больше людей чем-то занятых даже в этот выходной день.

По грунтам к Суражу, вторая половина воскресения. Когда добрались до планового маршрута, сворачиваем с поднадоевшего ветренного шоссе и отправляемся смотреть на менее официальные заграничные дорожки. Первые грейдер с грунтовкой отличались не сильно, песок такой же, камни такие же, вода в колодцах тоже вкусная. Зато первый перелаз Загоряне-Горяне неожиданно порадовал. Он представлял собой расчищенную тракторами ЛЭП (около 2 км) и отнял не больше двух часов (с учетом поисков, катания по старой пашне и всяческих колебаний). Перелаз хоть и пустяковый, но именно здесь стало понятно, что мы не только можем куда-то заблудиться, но скорее всего успеем и вовремя выбраться. Далее вдоль левого берега Овсянки обнаружился превосходный грейдер, а связка Смоловка - Конаши - Войтеки — вообще оказалась замечательной песчаной грунтовкой («Большак», как назвали ее местные) длинной больше 30 км в прекрасном сосновом лесу, лишь с парой неглубоких бродов. Потеряв немного времени среди ответвлений и вырубок, к 11 вечера мы выскочили на асфальт, ведущий в Сураж, и заночевали на наветренном берегу Западной Двины.

Граница с Россией, неофициальный вариант. Утро понедельника. Паром через Двину ходит в Сураже раз в полчаса, по крайней мере с 6:30 (со слов местных). Отсюда практически до самой границы вдоль правого берега притока Двины — Каспли тянется хороший грейдер, но дальше карта и местность вновь конфликтуют. Прямой дороги нет. С белорусской стороны граница тщательно засажена свеклой, и здесь еще можно как-то проехать по краю поля, а вот с российской дорога немного подзаросла и выродилась в тропку, идущую по дамбе разобранного железнодорожного полотна среди старых вырубок и болот. На протяжении примерно 6 км приходится регулярно топать пешком, а на ниве таможенного контроля усердно промышляют въедливые летучие твари. Зато на собственной шкуре сразу ощущаешь, как несладко живется контрабандистам на настоящей, небутафорской границе.

Дорога в Рудню. Понедельник, середина дня. В Борках кончается грунт и начинается асфальт. По нему навстречу нам чинно шествует большое стадо упитанных коров. Моя красная майка их почему-то не волновала, а вот Анин оранжевый велосипед привлек внимание.В конце концов не обходится без небольшого ДТП, которое, впрочем, кончается без жертв, проколов и протоколов. Надо сказать, что местных коров вообще трудно чем-либо взять. Во всяком случае, в продаваемой в магазинах говяжьей тушенке их мяса почему-то не обнаружилось. Далее от Понизовья начинается практически прямой асфальт до Рудни, замечательный лишь тем, что на нем всего 2 поворота на 40 км. Для нас это возможность избежать еще одного перелаза на пути в Смоленск и в то же время расплата за те перелазы, которые остались позади. Но все-таки витебская «электричка», которая идет из Рудни в 16:57, представлялась в этот момент слишком удобной, чтобы ей не воспользоваться. Что мы и сделали, не желая опаздывать на вечерний поезд.

Катынь - Смоленск, вечер понедельника. Есть Катынь — деревня, есть катынский лес. А есть слово Катынь, которое известно всему миру, и которое ни с деревней, ни с лесом особой связи не имеет. Трудно сказать, насколько Катынь сочетается c велопоходом, и сочетается ли она с чем-то еще. И в то же время это слово существует, а значит оно с чем-то связано. С чем? Может быть с глухой вырубкой, куда попадаешь по разбитой колее, а потом обнаруживаешь, что дальше дороги нет. Может быть с видом унылых елей вдоль железной дороги, тянущейся на север. Или с ощущением пустоты, которое испытываешь, оказываясь на урочищах — местах, где раньше кто-то жил. Эту пустоту можно много где почувствовать. А здесь словно содержится ответ, откуда взялась эта пустота. Здесь у нее есть имена. Не доезжая Смоленска, мы вышли в Гнездово и сделали небольшой крюк, чтобы посмотреть на мемориал.

От Катыни до Смоленска примерно 15 км. Я сначала наметил красивую дорожку вдоль левого берега Днепра, но нам так и не удалось ее разведать. Мы посмотрели на начало, а конец оставили на другой раз, когда будет побольше времени в запасе. Кроме того, в течение двух часов дважды спустило одно из шести оставшихся колес, и это не способствовало дальнейшим экспериментам. В Смоленск в результате выехали по трассе, прямо на главную улицу вместе с потоком возвращающихся дачников. На сей раз это оказался совсем не тот город, который запомнился мне год назад ранним июньским утром. Запруженные машинами вечерние улицы, нервные водители маршруток, сборища молодежи, съехавшейся похоже на праздники со всей области. Даже здания казались более чистыми и праздничными — то ли их успели за это время подновить, а может это просто вылезло закатное солнце. Чем-то в этот раз Смоленск напоминал Питер – тоже год назад, может быть именно освещением, ярким и искренним.

И вот снова вокзал, поезд, который идет до следующего города. Маршрут, оконченный в поезде – успешный маршрут, каким бы он ни был. И город, остающийся позади, сколько бы я в нем ни жил — знакомый город, даже если в следующий раз он будет уже другим.

Помимо меня участвовали: Анна Переверзева, Евгений Марковский, Николай Черкасов, Наталия Молодцова. Спасибо им за компанию!
Треки, задуманный и получившийся (kml).
Километраж: 356, из них не асфальт — 190. Непосредственно от Пустошки до Рудни примерно 340.
Николай Осадчий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments